Светлана Хоркина: отец моего ребенка все-таки нашел силы признать свое дитя | Персона | Спорт

Опубликовано: 07.10.2017 10:34

АиФ.ru публикует отрывок из откровенной книги Светланы Хоркиной о себе, в которой знаменитая гимнастка впервые откровенно рассказала о спортивной и личной жизни.

Светлана Хоркина.

Книга знаменитой гимнастки и политика Светланы Хоркиной вышла под названием «Магия побед». На самом деле в ней говорится не только о спортивной части карьеры Хоркиной. Довольно откровенно Светлана рассказывает и о своей личной жизни. АиФ.ru публикует несколько отрывков из книги.

Обложка книги Светланы Хоркиной «Магия побед».
Обложка книги Светланы Хоркиной «Магия побед». Фото: предоставлено издательством ЭКСМО

...Лет через пять, когда родилась я, папе от работы дали комнату в общежитии. Слава богу, это была не коридорная система с одним туалетом на целый этаж, а блочная. На две комнаты (одну занимали мы, другую — соседи) — общий туалет и душевая. Веселое было общежитие: с насекомыми и всякой другой живностью... Особенно меня атаковали клопы... Наша 11-метровая комнатка была разделена шифоньером на две части: в одной стояли большая родительская кровать и мое кресло-кровать, а в другой — крохотный обеденный стол. И вот над этим столом папа умудрился соорудить домашний спортивный уголок: подвесил к потолку трапецию с канатом, чтобы я могла по нему лазить, как обезьянка, развиваться-кувыркаться... Уж чего я только на них не вытворяла! Залезала по канату на трапецию, оттуда на шкаф, со шкафа прыгала на кровать. Неугомонная была — просто чума! ...

Однажды вечером на общей кухне мама разговорилась с соседкой обо мне и моей разудалой прыти. И та сказала, что ее дочка уже несколько месяцев занимается спортивной гимнастикой. «Может, Свету стоит туда же отвести, — посоветовала она. — Начнет заниматься — и энергия на полезное дело пойдет, и аппетит, глядишь, появится. Там сейчас как раз набор в младшую группу девочек, и нам удобно будет забирать детей после занятий по очереди». Буквально на следующий день, вернувшись домой после работы, мама взяла меня за руку и повезла на автобусе во Дворец спорта «Спартак»...

***

Помню, как в начале очередной тренировки, на разминке, я села на шпагат. Слегка повернулась и почувствовала, что в спине что-то хрустнуло. А следом меня всю пронзила острая боль. Было впечатление, что у меня болела каждая клеточка моего тела. Попробовала встать — не могу ... На следующий день меня повезли в ЦИТО — Центральный институт травматологии и ортопедии — место, ставшее впоследствии моей палочкой-выручалочкой, ведь за годы своей спортивной жизни мне пришлось не раз обращаться туда для лечения и профилактики.

Пока ехала туда — молилась. Но чуда не случилось: в ЦИТО сказали, что так с ходу они не смогут назначить мне никакого лечения. Надо ложиться на обследование. И чем скорее, тем лучше! Мол, приезжайте завтра, ложитесь, и будем смотреть, что с вами приключилось, и только после этого назначим вам лечение.

А у меня калейдоскоп мыслей в голове: «Как „ложиться“? Какое „обследование“?! Ничего подобного! Мне нужно срочно все вылечить! У меня послезавтра контрольная тренировка — отборочная на чемпионат мира в Сабайо! Я во что бы то ни стало должна попасть в команду в Японию! Ну уж нет! Я просто так не сдамся! Я же великолепно готова к этому турниру...» (Хоркина в итоге выиграла золото на этом турнире, — Ред.)

Светлана Хоркина, 1995 г.
Светлана Хоркина, 1995 г. Фото: РИА Новости/ Владимир Родионов

***

Появление перед глазами допинг-офицера всегда действовало на меня, прямо как красная тряпка на быка! Допинг-тест — это всегда стресс еще и потому, что ты вынуждена стоять перед посторонней женщиной абсолютно голой и при ней сдавать анализы. Ведь в повседневной жизни процедура посещения туалета достаточно интимная — туда толпами не ходят. А здесь стоит человек и целеустремленно на тебя смотрит...

Помню, мы были на сборе в Аделаиде, готовились к Олимпиаде в Сиднее... Открываю: на пороге допинг-офицер. Расписалась в ее рапорте, и она приклеилась ко мне, как хвост, потому что сразу же сдать анализ мне было просто нечем... Я отправилась на массаж, она сидела рядом и наблюдала за всем происходящим. Потом была процедура в гидрованне, и она тоже сидела рядом. В этот вечер я успела посидеть с девчонками в холле у телевизора — она все время сидела рядом с нами и записывала все, что я делала в этот вечер... В конце концов мне надоел этот хвост, я позвала ее к себе в номер и достала из загашника давно припрятанную баночку безалкогольного пива. Предложила и ей составить мне компанию. Она зафиксировала мою баночку в своем протоколе, я ее выпила и вызвала наконец необходимый импульс для сдачи анализа...

***

Мы были рады уже тому, что нам платили стипендию, что мы жили на сборах на полном обеспечении, имея возможность с утра до ночи тренироваться. А уж выиграв Олимпиаду в 1996 году и получив премиальные (впервые стали выплачивать за золотую медаль по 50 тысяч долларов — по тем временам очень приличные деньги), я смогла купить себе аж две шубы: норковую и песцовую — большой шик по тем временам. Руководство города и области подарило мне крутую на тот период машину — 99-ю модель «Лады». До покупки собственного дома я тогда еще не доросла. Да и зачем мне был дом в Белгороде? Ведь большую часть времени я жила в Москве, в общежитии, и не было тогда рядом со мной никого, кто смотрел бы вперед, на перспективу. Конечно, у меня была возможность покупать себе модную дорогую одежду. И на эти немалые средства мы уже могли нормально жить, не ограничивая себя. Хотя мои родители — люди старой закалки — привыкли жить скромно и меня никогда особенно не баловали. Тем не менее у меня всегда было все необходимое. Выросла в нормальной русской семье, где знают цену деньгам, понимают, как они зарабатываются и как их нужно тратить. Тогда же мы с родителями решили положить большую часть премиальных на банковский счет и, думаю, правильно сделали. Жила я в Москве достаточно скромно на свою зарплату, периодически переправляла что-то родителям. И нам всегда хватало.

Светлана Хоркина, 2003 г.
Светлана Хоркина, 2003 г. Фото: РИА Новости/ Владимир Федоренко

***

Как получилось, что я не успела подготовиться к своему выступлению на брусьях? (Хоркина была фаворитом Олимпиады-2004 в Афинах, но в многоборье взяла только серебро, — ред.). В то время большинство гимнасток работало на брусьях без накладок. Но передо мной выступала девочка с накладками. И мне пришлось после нее дольше, чем обычно, очищать брусья от налипшей магнезии. Потом возникла какая-то суета вокруг брусьев... А ведь в этот момент, когда ты прощупываешь перед выступлением жерди брусьев, происходит не только подготовка снаряда, но уже выработанное десятилетиями психологическое погружение в этот снаряд и программу, которую ты сейчас будешь выполнять в соревновании. Происходит твое полное воссоединение со снарядом. И меня почему-то кто-то постоянно отвлекал в этот момент, не давая полностью сконцентрироваться на подготовке к выступлению... А потом вдруг как-то неожиданно рано загорелся зеленый сигнал, обозначающий момент начала выступления, это подспудно подталкивало меня к еще большей суете, не позволило до конца настроиться на упражнение. У меня даже не возникло ощущения, что я готова стартовать... Зачем они так поторопились включить стартовый сигнал? Не знаю. Но факт остается фактом: огонёк загорелся — у тебя есть 30 секунд на то, чтобы начать свое выступление.

Работа на снаряде происходит очень быстро — каких-то 50 секунд. И, если ты буквально на доли секунды отвлекся — считай, что ты свалился... И все это вылилось в то, что я перестала чувствовать сцепку рук с жердями, меня срывало с них, и я теряла контроль.

Много лет спустя я все-таки пересмотрела на видео это свое выступление на брусьях и подготовку к нему. И вот тогда все встало на свои

Enclosures

  1. ^ (aif.ru)