«Жену сжигаю каждый день». История любви Игоря и Виктории Кио | Персона | Культура

Опубликовано: 30.08.2017 18:36

К дню памяти Игоря Кио «АиФ» публикует диалоги с артистом и его супругой — об их истории любви, Галине Брежневой и совместной жизни с фокусником.

Игорь Кио. 1971 год.

Иллюзионист Игорь Кио был женат трижды. Первый брак — с Галиной Брежневой — продлился девять дней. Второй — с Иолантой Ольховиковой, родившей артисту дочь, — 11 лет. Но, наверное, по-настоящему счастливым стал только последний: с ассистенткой Викторией Игорь Эмильевич прожил три десятка лет.

Эти беседы — отдельно с каждым супругом — были записаны в их квартире в панельной многоэтажке на Олимпийском проспекте. Игорь Эмильевич ещё был здоров, бодр. Порой даже сложно было понять: шутит он или говорит всерьёз. Хорошее чувство юмора оказалось и у Виктории. И мы решили оставить диалоги как есть. Чтобы можно было «услышать» голос знаменитого иллюзиониста. Почувствовать, чем и как жила семья. Каким был путь цирковых артистов к большой любви. С фокусами на арене. И без иллюзий дома. 

Игорь

Татьяна Уланова, АиФ.ru: Игорь Эмильевич, ваша жена — ассистентка, и на арене, полагаю, подчиняется вам беспрекословно...

— Да, я её каждый день сжигаю.

— И дома?.. Тоже?.. В быту у вас такое же распределение ролей? Подчиниться женщине не смогли бы?

— Я вообще никому не могу подчиняться. Поэтому дома примерно то же самое, хотя есть вопросы, которые Вика решает как женщина: чисто хозяйственные, бытовые.

— Вика — ваша третья жена, но, чтобы она ей стала, нужно было сделать предложение. Вам это, наверное, было уже нетрудно?

— Познакомившись «вчера», я никогда с этим не спешил. Четыре года она просто работала у меня артисткой, не было никаких отношений. Когда они возникли, наверное, уже в том же году мы стали жить вместе.

— Вы проверяли её на «боеспособность»: сжигали, резали, превращали в кролика?

— Когда только я начал за ней ухаживать, мы попали в автомобильную аварию: был выпивши за рулём, уснул и въехал в столб на бульваре, рядом с 24 больницей. Я-то ничего, отделался ушибами, а Вика получила переломы: нёс её тогда из машины в приёмный покой, и она потом месяц лежала в больнице.

— Ох... Неужели сделали предложение, чтобы загладить вину?

— Нет, ну что вы! Просто именно в экстремальных ситуациях и проявляются люди, их ближе узнаёшь.

— Сейчас часто объясняетесь жене в любви?

— Думаю, теперь это необязательно, тем более, мы уже столько лет вместе: можно ничего не объяснять, не объясняться, и так всё знаешь, чувствуешь друг друга.

Завоёвывать женщину? Неинтересно!

— Имеет ли смысл говорить о возрасте в любви? И в 20, и в 50 можно оставаться одинаково страстным, безудержным?

— Наверное, ни у одной семейной пары не бывает всё гладко, и даже с возрастом никто не застрахован от того, что его не захватит какое-то увлечение.

— И вы?.. Можете увлечься, простите, очередной ассистенткой?

— Теоретически мне, может, даже и хотелось бы этого, но я чересчур придирчивый человек, у меня очень высокие требования, так что вряд ли это возможно. Такого симптома, как реагирование на юность, чтобы молодость просто могла вскружить голову, у меня, к счастью, ещё нет. Наверное, этот период впереди.

Игорь Кио. 1967 год.
Игорь Кио. 1967 год. Фото: РИА Новости/ Дмитрий Донской

— Вы знали безответную любовь?

— У меня такой характер: если вижу и чувствую, что я женщине не нравлюсь и не интересую её, автоматически и она мне не нужна.

— Как вы это чувствуете? Иной мужчина готов днями и ночами на коленях стоять, подарками заваливать, лишь бы женщина позволила себя завоевать.

— Завоёвывать женщину? Это неинтересно! Ситуация, когда нужно завоевать женщину, близка к какой-то неискренности, чему-то насильственному.

— Вы легко расставались с прежними жёнами? Почему-то считается, что больше переживают женщины, для мужчин же это всего лишь ещё одно телодвижение: собрать вещи и переехать в другую квартиру.

— С первой женой я расстался, потому что нам просто не давали вместе жить, к тому же у нас была большая разница в возрасте: я моложе... После развода мы не порывали отношений и остались добрыми друзьями. Со второй женой проще: разошёлся, потому что встретил Вику...

— Первой вашей супругой была Галина Брежнева. Брак по расчёту? Или всё-таки любили?

— Конечно, любил. Мне было 18 лет: какой расчёт?! Она была цирковым человеком, вышла замуж за артиста Милаева: я его знал, мы работали вместе. И однажды, в 1961 году, когда поехали на гастроли (она ездила с мужем), я её и завоевал...

— Ну вот!.. А говорили, завоёвывать неинтересно... Как же — стать мужем дочки генсека! Многие завидные женихи, наверное, кусали себе локти.

— Да ну, это сейчас об этом думают, а тогда, в 18 лет, как многим мальчишкам, мне нравилась женщина, которая старше. Ей было 32, интересная...

— Как семья Брежнева отнеслась к вам? Леонид Ильич не был против вашего романа?

— Конечно, был против. Нас и развели по его указанию, ставили всяческие условия, чтобы не могли вместе жить, хотя мы и жили ещё четыре года. А со временем поняли, что всё равно ничего хорошего из этого не получится: то меня в армию хотели сдать, то в КГБ вызывали, то следили за мной так, чтобы я видел. Не разрешали вылетать в Москву, когда уезжал на гастроли. Тем не менее Брежнева я, в общем, вспоминаю по-хорошему: для него куда-нибудь отправить меня, сдать — не составляло труда, а он всё-таки на крайние меры не шёл.

Игорь Кио. 1967 год.
Игорь Кио. 1967 год. Фото: РИА Новости/ Дмитрий Донской

Мы были женаты... девять дней

— С Галиной Леонидовной был официальный брак?

— Да, мы зарегистрировали его: Брежнев не стал ничего предпринимать, сказал лишь, чтобы я не появлялся в их доме. Но, когда её бывший муж узнал обо всём, он поднял документы, связанные с их разводом, и нашёл одно нарушение: свидетельство о разводе полагалось выдавать на десятый день, а ей выдали на восьмой. Он положил Леониду Ильичу все эти бумаги на стол, доказав, что закон был нарушен, и Брежнев, видимо, уже начинавший строить правовое государство, дал команду, чтобы нас развели. Мы были в Сочи, там у нас забрали документы, и потом мне прислали паспорт с вырванной страницей, на которой стоял штамп о браке.

— Брежнев что-нибудь подарил на свадьбу?

— Ничего. Свадьбы-то не было, всё произошло втихую от него. Галина оставила ему письмо: папа, извини, так и так... И мы уехали на гастроли.

— Сложно поверить, что перед женитьбой вы не задумывались о том, что станете родственником генсека...

— Он тогда был не генсеком, а председателем Верховного Совета СССР, да и как я мог себя чувствовать, если не был вхож в дом?! Я был персоной нон грата и, как теперь понимаю, должен был радоваться, что не испытал на себе серьёзных неприятностей.

— Как же вы жили?

— Нас развели через девять дней после свадьбы. Ну, жили как-то... Полуконспиративно.

— Почему Брежнев был так уж против счастья дочери?

— Во-первых, у нас была большая разница в возрасте, во-вторых, видимо, хватило одного артиста цирка: это увлечение ему уже совершенно перестало нравиться. Он был счастлив, когда она вышла замуж за Чурбанова. Вот этим её поступком он был доволен: офицер, престиж армии.

— Милаев, бывший супруг Галины Леонидовны, ненавидел вас?

— Конечно. Мы не кланялись. Хотя и работали вместе только на гастролях...

Штамп в паспорте ничего не решает

— Как вы смотрите на современные отношения мужчин и женщин, когда люди бывают даже расписаны, но при этом живут как и с кем хочется?

— Я не считаю, что штамп в паспорте определяет отношения, чувства и семью. Есть люди, которые прожили вместе всю жизнь и не зарегистрировались, это же ничего не меняет.

— Вы, однако, предпочитали жениться?

— Да, но я никогда не считал годы, прожитые со дня регистрации брака. С Викой мы вынуждены были пойти в загс, потому что большую часть года проводили в гастролях, жили в гостиницах и, не будучи женатыми, просто не могли бы вместе поселиться в одном номере. 

Виктория Кио.
Виктория Кио. Фото: Кадр youtube.com

Виктория

— Говорят, если мужчина талантлив, женщина должна прощать ему все его причуды и капризы...

— Я, конечно, подлаживаюсь под Игоря. У нас принято, что серьёзные проблемы решает он, обсудив со мной. Но я ему полностью доверяю, он умный человек и, прежде чем что-то сделать, много раз подумает.

— У него действительно есть капризы, которые вам приходится терпеть всю жизнь?

— Мы очень подходим друг другу. Наверное, у него и есть какие-то капризы, но, когда проживёшь с человеком не один десяток лет, то уже не считаешь их капризами. Потом, Игорь всё время меня удивляет. Например, я долго твердила, что хорошо было бы купить однокомнатную квартиру соседа. Он