«Мы планируем корпоративную стратегию в соответствии с государственной»

Опубликовано: 18.09.2017 14:19
  • Дорогой подписчик!

    Эта красная иконка означает, что вы можете открыть платную статью для друзей. Просто поделитесь ей в любой социальной сети — и тогда даже неподписчики смогут прочесть статью целиком.

  • Дорогой подписчик!

    Эта красная иконка означает, что вы можете открыть платную статью для друзей. Просто поделитесь ей в любой социальной сети — и тогда даже неподписчики смогут прочесть статью целиком.

Кто такой Е Цзяньмин? Первыми этим вопросом задались европейские СМИ. Поначалу они не обратили внимания на субтильного, но подтянутого бизнесмена, который в сентябре 2015 г. стоял рядом с председателем КНР Си Цзиньпином, когда тот принимал в Пекине чешского президента Милоша Земана. А на следующий год посыпались жалобы, что фотографий Е Цзяньмина не найти в западных фотобанках – они понадобились: ведь CEFC China Energy была названа одним из крупнейших иностранных инвесторов в Восточную Европу. Через несколько месяцев после того, как впервые за 67 лет дипломатических отношений глава Китая нанес визит в Чехию, CEFC сообщила о покупке чешских активов на $1,5 млрд.

Вслед за европейской прессой фигурой Е Цзяньмина заинтересовались американцы. За несколько дней до визита Си к Трампу в марте этого года китайский бизнесмен объявил о приобретении 19,9% акций американского брокера Cowen Group за $100 млн. Правда, комитет по иностранным инвестициям США (CFIUS) все никак не согласует эту сделку.

И наконец, настал черед России. Е Цзяньмин привлек внимание в 2015 г., когда попытался купить у «Газпром нефти» доли в трех нефтяных проектах в Сибири (новой информации об этом нет), но по-настоящему о нем заговорили через несколько дней после визита Владимира Путина в Пекин в сентябре этого года – CEFC заявила о покупке 14,16% «Роснефти» за $9,1 млрд у QHG Oil (СП Glencore и катарского инвестфонда). На прошлой же неделе стало известно, что CEFC присматривается к 5% En+ Олега Дерипаски, когда та выйдет на IPO, и готова стать якорным инвестором.

У CEFC есть интересы в Казахстане, Катаре, России, Чаде, Анголе и Абу-Даби, не говоря уже о Чехии, Гонконге и США, перечисляет Fortune. Головная компания холдинга в Шанхае на конец марта 2017 г. владела активами на 160 млрд юаней ($25 млрд), пишет FT, а ее долг был 112 млрд юаней ($17,5 млрд). Согласно отчету за первое полугодие, активы увеличились до 169 млрд юаней ($26,1 млрд), пишет Reuters, а долг вырос до 117 млрд юаней ($18 млрд). В 2013 г. CEFC вошла в рейтинг Fortune Global, в 2016 г. она заняла в нем 229-е место. Bloomberg пишет, что CEFC называет себя крупнейшей частной нефтегазовой компанией Китая. На нее работает 50 000 человек, выручка зашкаливает за $40 млрд.

Но что за компания CEFC – не понятно. Как у многих частных китайских групп, структура ее собственности крайне запутанна, констатирует FT, это перекрестное владение, в котором участвует небольшое количество частных лиц и множество дочерних компаний. Почти все, с кем FT беседовала о CEFC, отказывались говорить под запись. Один из профессоров, числящийся в списке советников основанного CEFC фонда China Energy Fund Committee, повесил трубку, как только услышал название группы.

Всего за несколько лет, в 2012–2015 гг., выручка CEFC China Energy удвоилась до 263 млрд юаней ($38,3 млрд), удивлялась South China Morning Post в прошлом году. «И что самое важное и ставящее в тупик, Е Цзяньмину всего 39 лет <...> Как ему все удается? Или точнее, кто он? Это загадка», – пишет газета.

То ли плотник, то ли лесник

Даже биография Е Цзяньмина окутана тайной. Известно, что он родился 5 июня 1977 г. Появился на свет в городке Цзяньоу уезда Пучэн провинции Фуцзянь, сообщает сайт Best China News. Некогда город стоял на речном пути, здесь строили, ремонтировали и загружали суда, везущие на север рис, тунговое масло, которое используется для пропитки деревянных изделий, и другие товары. Но в 1958 г. здесь прошло скоростное шоссе, водные перевозки уступили место наземным, город стал терять былое значение. Best China News пишет, однако, что семья Е Цзяньмина жила довольно зажиточно, еды было вдосталь.

Ломовая ставка

Весьма странной кажется гонконгской газете South China Morning Post финансовая политика Е Цзяньмина. 15 декабря прошлого года гонконгская «дочка» CEFC заняла $600 млн гонконгских долларов (около $77 млн) у местного государственного Huarong International Financial Holdings. Деньги были нужны для финансирования покупки за $180 млн трех этажей офисных помещений в Convention & Exhibition Centre в гонконгском городе Ваньчае, о которой стало известно за два месяца до этого. Ставка оказалась втрое выше, чем у других банков, – 7,5%. 18 февраля этого года Huarong International Financial Holdings ссудил еще 349 млн гонконгских долларов ($45 млн) для покупки 4%-ной доли в нефтяной концессии в Абу-Даби за $888 млн. Ставка составила 8% плюс 1% комиссионных за операцию. При возвращении кредита более чем через шесть месяцев ставка вырастает до 12%. Это в два с лишним раза больше, чем обычные расценки банков. На просьбу газеты объяснить, зачем компании такие дорогие деньги, CEFC не ответила.

Есть версия, что Е Цзяньмин – потомок маршала Е Цзяньина (1897–1986), одного из сподвижников Мао Цзэдуна, родственники которого ведут нефтяной бизнес в южном Китае. FT приводит в виде доказательства, что одна из инвестиций Е Цзяньмина в Гонконге сделана вместе с внучкой маршала. Но сам Е Цзяньмин категорически отрицает какое-либо родство.

Первое интервью западному СМИ Е Цзяньмин дал Fortune, когда в 2016 г. тот поместил его на 2-е место в рейтинге 40 выдающихся предпринимателей моложе 40 лет (40 Under 40). Негромким голосом, выделяя конец каждой фразы небольшой паузой и эканьем, Е Цзяньмин рассказывал, что его трудовой путь начался с работы в лесной охране. Но местные СМИ писали, что он трудился плотником, возражает газета South China Morning Post и утверждает, что даже данное при рождении имя он несколько изменил – оно звучит практически так же, но пишется чуть иначе.

С детства Е Цзяньмин отличался склонностью к бизнесу и искал способы заработать, пишет Best China News. Якобы он начал вкладывать деньги в мини-отели и обзавелся множеством знакомых в сфере недвижимости. Это помогло сколотить первый серьезный капитал, когда Е Цзяньмин помог гонконгскому бизнесмену продать недвижимость, от которой тот никак не мог избавиться.

FT цитирует китайское издание Fortune, которому Е Цзяньмин рассказывал: его бизнес начался с приватизации государственной фабрики по производству поршней в Фуцзяне. Затем он выгодно торговал параксилолом (продукт переработки нефти). Его бизнес начал развиваться, когда в 1999–2002 гг. губернатором Фуцзяня был Си Цзиньпин, обращает внимание онлайн-журнал Week in China. А журналисты Fortune заметили на стене кабинета Е Цзяньмина вставленную в рамку каллиграфию Си Цзиньпина времен его губернаторства.

FT на основе документов, поданных CEFC сингапурским регуляторам, рассказывает другую историю. Якобы Е Цзяньмин некогда возглавлял «дочку» государственного нефтетрейдера Zhuhai Zhenrong, которая импортировала иранскую нефть. А до этого два года работал заместителем генсека шанхайского подразделения Китайского общества дружбы с зарубежными странами (CAIFC) – международной структуры Народно-освободительной армии Китая. CAIFC создавалась как средство для налаживания связей высокопоставленных военных и политиков Китая с коллегами за рубежом. Но, по сути, является инструментом влияния и пропаганды, цитирует Fortune исследование американского аналитического центра Project 2049 Institute.

Парадоксы Е Цзяньмина

В английской версии журнала Fortune Е Цзяньмин рассказ о своем бизнесе, основанном в 2002 г., начинает с покупки на аукционе нефтетрейдера, принадлежавшего ранее Лай Чансину. Этого крупного китайского бизнесмена обвинили в контрабанде нефти, автомобилей, сигарет и т. д., в 1999 г. он бежал в Канаду, но политического убежища не получил, а в 2011 г. был депортирован на родину, где его посадили в тюрьму.

Речь о 2006 г., когда Е Цзяньмину было 27 лет, и покупке нефтетрейдера Xiamen Huahang, поясняет South China Morning Post и задается риторическими вопросами – почему эту компанию связывают с именем Лай, хотя она к тому времени принадлежала властям Фуцзяня, и как она оказалась выставлена на аукцион.

Деньги на покупку нефтетрейдера, убеждал Е Цзяньмин Fortune, дали ему состоятельные инвесторы из Гонконга и Фуцзяня. Он смог убедить их, что наладит работу в нишах, не занятых госкомпаниями. Десятилетиями в китайском нефтяном