«Роснефть» и «Новатэк» не пускают к экспортной трубе «Газпрома» – ВЕДОМОСТИ

Опубликовано: 09.09.2017 21:55

Вопрос об отмене монополии «Газпрома» на экспорт газа по трубопроводам на данный момент не рассматривается, сообщил министр энергетики России Александр Новак в интервью «РБК-ТВ»: «Мы обсуждали [вопрос либерализации экспорта], у нас сейчас концептуально принято решение сохранить эту позицию». Правительством страны принято решение «сохранить единый экспортный канал, который бы в настоящий период времени давал преимущество для России, для российского бюджета, для трубопроводного газа», уточнил министр.

С 2006 г., когда был принят закон «Об экспорте газа», и до конца 2013 г. «Газпром» был единственным поставщиком газа за пределы России. Под давлением независимых компаний в декабре 2013 г. экспорт газа был частично либерализован. В виде СПГ его разрешили экспортировать другим госкомпаниям (если те сжижают газ, добываемый на шельфе) и независимым производителям при условии, что они уже получили лицензию на разработку газовых месторождений с возможностью строительства там СПГ-завода. За «Газпромом» остался только эксклюзивный доступ к экспортным трубопроводам. И попытки покуситься на эту монополию в последние несколько лет происходят с завидной периодичностью.

Место на рынке

Объем добычи газа в России в 2016 г. составил 640 млрд куб. м. Из них 419 млрд куб. м (65%) пришлись на долю «Газпрома». Суммарная добыча газа «Роснефтью» и «Новатэком» за тот же период – 133,2 млрд куб. м (20%). В 2016 г. «Газпром» экспортировал 179,3 млрд куб. м газа, уточненный прогноз на 2017 г. – более 190 млрд куб. м.

Наибольшую активность в этом вопросе проявляют «Роснефть» и «Новатэк». В марте 2015 г. с просьбой дать компании возможность экспортировать газ в Европу по договору с «Газпром экспортом» просил президента Владимира Путина председатель правления «Новатэка» Леонид Михельсон. «Роснефть» пробовала заранее забронировать себе доступ к еще не построенной «Силе Сибири», а осенью 2016 г. заключила с BP меморандум о возможных поставках до 20 млрд куб. м. На случай, если такая возможность появится. Позицию «Газпрома» по этому поводу в начале июня обозначил зампред правления компании Александр Медведев: «Дефицита газа для удовлетворения наших потребителей в Европе нет. Мы можем, как я говорил, немедленно добавить 100 с лишним миллиардов кубических метров поворотом крана. Поэтому, если Великобритании нужен газ, мы можем туда тоже его поставить». Возможность выступить посредником в поставках чужого газа в «Газпроме», по словам Медведева, тоже не рассматривали и смысла в этом не видят. «Я никакого экономического смысла не вижу в этом, даже не для «Газпрома», а для российского государства», – сказал он.

Ответ от «Роснефти» пришел несколькими неделями позже. 30 июня, в день проведения годового собрания акционеров «Газпрома», вице-президент «Роснефти» Влада Русакова сообщила о соглашении с BP и желании «Роснефти» получить разрешение на экспорт хотя бы в порядке «эксперимента». В середине июля вопрос либерализации экспорта газа обсуждала межведомственная комиссия при Совете безопасности России, на заседании которой присутствовали представители «Новатэка» и «Роснефти», но не «Газпрома». В августе Русакова подтвердила, что для получения права на поставки ВР до 10 млрд куб. м газа в год «Роснефть» ведет работу с российскими государственными органами. Параллельно с просьбой пересмотреть позицию по доступу к «Силе Сибири» выступили независимые производители газа в Якутии.

О полной либерализации экспорта речь и не шла – в основном обсуждались разные формы единого канала под контролем государства, говорит директор Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Татьяна Митрова. Это решение правительства было предсказуемым. «В основе решения правительства лежит опасение подорвать экспортную выручку в условиях и без того растущей конкуренции, – предполагает Митрова. – С точки зрения бюджетных поступлений колебания цен на газ и геополитические взаимоотношения с крупными покупателями более значимы, чем форма организации экспорта». Но независимые производители продолжат давление на «Газпром», а возвращение к вопросу о либерализации неизбежно, считает она. «Для них экспорт – единственный способ обеспечить рост выручки в условиях стагнации внутреннего рынка», – заключает она.