Назначена дата рассмотрения апелляции по делу о «трезвом мальчике»

Опубликовано: 17.02.2018 06:37

Апелляционные жалобы от осужденной по громкому делу о гибели в ДТП шестилетнего мальчика из Балашихи Ольши Алисовой, а также от отца ребенка Романа Шимко поступили в Московский областной суд и будут рассмотрены 1 марта в рамках одного дела. Информацию об этом «Газете.Ru» подтвердили в пресс-службе суда.

Фоторепортаж: Последствия аварии с «трезвым мальчиком» из Балашихи

__is_photorep_included10723355: 1

Ранее «Газета.Ru» первой сообщила о том, что обе стороны резонансного судебного процесса составили жалобы на решение Железнодорожного суда: как осужденную автомобилистку Алисову, так и потерпевшего отца ребенка Алексея Шимко не устроил приговор, который вынес судья Владимир Шекун. Напомним, что Алисовой, согласно ч.3. ст. 264, грозило до пяти лет лишения свободы, однако 15 ноября 2017 года судья назначил ей три года лишения свободы, которые женщина должна будет отбыть в колонии-поселении.

Суд также постановил взыскать с Алисовой в пользу Романа Шимко 2,5 млн рублей компенсации морального вреда и расходы на похороны ребенка — 61,5 тыс. рублей.

Реклама

Сторона Шимко: приговор слишком мягкий

Офицер Росгвардии Роман Шимко, который сейчас вместе с женой воспитывают старшего сына, по-прежнему

уверен, что Алисова каким-то образом смогла оказать воздействие на следствие, пытаясь «замять» свою вину и была причастна к выявленному у ребенка «опьянении» и обнаруженным у него в крови 2,7 промилле алкоголя.

На последнем обстоятельстве Шимко продолжает настаивать даже после комплексной судебной экспертизы, которая проходила с 15 часов 19 июля 2017 года по 17 часов 16 октября 2017 года на основании постановления старшего следователя по особо важным делам ГСУ СКР Юрия Лаврецкого и показала «трезвость» ребенка. Дело в том, что, как сообщала «Газета.Ru», результаты экспертизы также подтвердили наличие в крови ребенка этанола в концентрации 1,34%, однако это объяснили брожением крови.

«Масштаб фальсификации медицинской части экспертизы вызывает стойкое подозрение в сговоре Алисовой и судебно-медицинских экспертов, — говорится в апелляции Шимко (имеется в распоряжении «Газеты.Ru»).

— Фактически своей экспертизой судебно-медицинские эксперты способствовали Алисовой, помогая ей уйти от уголовной ответственности за совершенный смертельный наезд на ребенка, так как создали все необходимые условия для возбуждения уголовного дела по ст. 151 УК РФ (Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий) против родителей малолетнего погибшего.

Осознав, что путь примирения сторон для нее закрыт, она с высокой степенью вероятности вступила в сговор со следователем Дмитрием Аринушкиным и судебно-медицинским экспертом Михаилом Клейменовым».

Вызвали у Шимко сомнения и правильность проведения медосвидетельствования автомобилистки после ДТП – он указывает на расхождения во времени составления актов и непосредственным прибытием женщины для сдачи анализов. Кроме того потерпевший считает, что анализы были неполными, не исключая, что женщина могла быть под воздействием наркотиков.

В своей жалобе потерпевший называет приговор в отношении осужденной Алисовой «слишком мягким и не соответсвующим степени ее вины».

«Алисова не раскаялась в содеянном и продолжает настаивать на версии о несчастном случае. После вынесения приговора она подала на потерпевшего Шимко жалобу о клевете в прокуратуру. Это факт еще раз доказывает, что Алисова считает виновными не себя, а родителей и дедушку погибшего ребенка», — говорится в документе.

Шимко просит вернуть дело в прокуратуру для проверки этих и ряда других утверждений.

Защита Алисовой: затормозить было невозможно

В свою очередь адвокат Алисовой Наталья Куракина заявила «Газете.Ru», что в суде первой инстанции не были исследованы доказательства защиты, в том числе не был допрошен специалист-автотехник, который шесть раз являлся в суд. «В основу обвинения положены ложные схема ДТП, протоколы следственных действий – их нельзя признавать допустимыми доказательствами. Алисова подписала их в состоянии ступора от внезапности произошедшего. — Мы считаем, что Железнодорожный суд просто слил дело – это не имеет ничего общего с законом. Суд не удовлетворил ни одного нашего ходатайства – какая уж тут объективность и беспристрастность. Мы готовы дойти до Европейского суда».

Согласно тексту жалобы Алисовой, которая поступила в Мособлсуд (имеется в распоряжении «Газеты.Ru»), в районе места ДТП во дворе жилого дома в Балашихе автомобили стояли одним сплошным рядом.

«Автомобиль Алисовой двигался не быстро, без ускорения, равномерно, — говорится в документе. – В основу выводов суда положена информация о том, что Алисова ехала быстрее 20 км/час, однако фактическая скорость автомобиля так и не была установлена ни в ходе следствия, ни в ходе судебного разбирательства, несмотря на ходатайства».

Согласно аргументам защиты автомобилистки, она не могла видеть бегущего ребенка.

«Ребенок, который как по волшебству за время следствия превратился уже в идущего, успел спрыгнуть с бордюра, вторым прыжком преодолеть ширину проезжей части, чтобы оказаться у припаркованного автомобиля, а в третьем прыжке оказаться у переднего бампера Hyundai Solaris Алисовой. С этого момента у нее было не более 1 сек. на то, чтобы до наезда затормозить. Но технически такое невозможно», — указано в жалобе.

Также защита Алисовой обращает внимание на то, что в основе обвинительного заключения, а также в приговоре суда Алисовой было вменено нарушение п.17.1 ПДД, согласно которому «в жилой зоне пешеходы имеют преимущество», однако проигнорировано то, что согласно этому же пункту, «пешеходы не должны создавать помех для движения транспортных средств».

ДТП, которое стало известно на всю страну из-за странных обстоятельств, сопутствующих его расследованию, произошло 23 апреля во дворе жилого дома в Балашихе. Около 19.00 ребенок вместе с дедушкой возвращался с прогулки — они несколько часов провели на детской площадке неподалеку. В тот момент, когда мальчик перебегал дорогу по направлению к его подъезду, ребенка сбил автомобиль Hyundai Solaris, за рулем которого находилась местная жительница Ольга Алисова.

По словам большого количества очевидцев, она ехала со значительным превышением скорости. Свидетели на суде показали, что автомобилистка переехала ребенка передними и задними колесами и протащила его по дороге около 10 метров — экстренного торможения она не применяла.

Главным ударом для семьи ребенка стали результаты проведенной судмедэкспертизы под руководством эксперта Михаила Клейменова, которая показала, что в крови его сына в момент аварии было 2,7 промилле алкоголя, что соответствует сильнейшей степени опьянения. В октябре Следственный комитет огласил выводы третьей, окончательной экспертизы по делу о смертельном ДТП в Балашихе. Эксперты определили, что перед своей гибель ребенок не употреблял алкоголь, а шокирующие выводы судмедэксперта Михаила Клейменова, установившего опьянение ребенка на уровне 2,7 промилле, объясняются его грубейшими ошибками.