Владелец сгоревшего Patriot отсудил у УАЗа полтора миллиона рублей

Опубликовано: 09.09.2017 21:59

В Липецке завершился судебный процесс по иску автомобилиста Алексея Чучмарева к компании УАЗ из-за сгоревшего внедорожника Patriot. Суд встал на сторону заявителя и удовлетворил его требования, правда, лишь частично. Так, с учетом стоимости автомобиля около 800 тыс. рублей, штрафа, неустоек, расходов на адвокатов и морального ущерба водитель требовал порядка 6 млн руб., в итоге суд обязал УАЗ выплатить 1,5 млн рублей.

Реклама

Как уже рассказывал «Газете.Ru» сам Чучмарев, политтехнолог из Липецка, летом прошлого года он

на своем «УАЗ Patriot» 2014-го года выпуска с бензиновым 128-сильным мотором решил в компании шестилетнего сына прокатиться по бездорожью на реку. Поля были сильно подтоплены после дождей.

Объезжая разбитую дорогу, автомобилист выбрал путь получше, но впереди оказалась большая лужа, напоминающая озерцо.

«Как оказалось, воды там было по щиколотку. Я включил полный привод, «понижайку», вторую, а потом и третью передачу и медленно поехал, — напомнил Чучмарев. — Машина тихо, но уверенно шла вперед. Проехав половину пути, я уперся передними колесами в борозду и встал. Сдал немного назад, потом вперед. Сразу выехать не получилось. Вышел, осмотрел машину и колеса.

Не увидев ничего страшного, я начал с раскачки пытаться выехать вперед. Это заняло около двух минут. Казалось, что внедорожник вот-вот и преодолеет препятствие. Но вместо этого Patriot задымился».

Победить огонь не удалось — сломался огнетушитель. В итоге пламя быстро распространилось по правой стороне отечественного внедорожника, и целиком он выгорел за 10–15 минут. В машине сгорело все: деньги, документы и видеорегистратор.

Поскольку Patriot еще находился на гарантии, автомобилист обратился сначала к дилеру, а после, получив результаты экспертизы, говорящие в его пользу, отправился разбираться с производителем.

Однако УАЗ провел собственную экспертизу, которая показала, что владелец не соблюдал указаний, изложенных в соответствующих разделах руководства, а дефектов производственного характера в ходе исследования установлено не было.

«В процессе проведения осмотра автомобиля выявлены следы длительного буксования, — говорилось в заключении «УАЗа. — Причиной возгорания является попадание трансмиссионного масла на разогретую до рабочих температур трубу глушителя со стороны заднего сальника раздаточной коробки трансмиссионного масла. Попадание трансмиссионного масла на выпускную систему произошло из-за разгерметизации полости раздаточной трансмиссии после накопления растительности под рабочей кромкой сальника выходного вала карданной передачи для привода заднего моста. Разбрызгиванию трансмиссионного масла способствовало вращение деталей карданной передачи в момент буксования автомобиля. При попадании масла на поверхность трубы глушителя происходило его испарение, образование паровоздушной смеси с последующим ее воспламенением».

На основании этого документа в каких-либо выплатах автовладельцу УАЗ отказал, и даже наоборот, потребовал компенсировать 120 тыс. рублей за проведение экспертизы.

Разбираться в ситуации начиная с февраля 2017-го года пришлось суду, который назначил еще одну независимую экспертизу. Ее провел специалист, подписавший предупреждение об уголовной ответственности за предоставление заведомо неверных сведений. В итоге результаты этой экспертизы подтвердили выводы «УАЗа» о том, что возгорание произошло в районе раздаточной коробки.

Однако причиной пожара, согласно документу, стал конструкторско-производственный недостаток.

Так, причиной возгорания стало невыполнение условий ст. 48 ФЗ от 22 июля 2008 года от №123 ФЗ, что привело к образованию горючей среды на разогретых конструкциях выхлопного тракта. Как уточнил эксперт (документ имеется в распоряжении «Газеты.Ru»), для исключения возникновения горючей среды, в частности, применяются изолированные отсеки, кабины, камеры.

При этом эксперт пришел к выводу, что правил эксплуатации автомобилист не нарушал и никакой причинно-следственной связи между возгоранием и действиями водителя также не обнаружилось.

Как уточнил Чучмарев, при проведении всей процедуры исследования присутствовали и специалисты УАЗа. Однако после того, как на суде были оглашены результаты экспертизы, представитель УАЗа заявила о том, что компания не согласна с этими выводами. Но суд эту жалобу отклонил.

«Представитель компании стала рассказывать судье, что дела на заводе идут очень плохо, что рабочие работают не полную неделю. А также напомнила, что «УАЗ» входит в реестр малого и среднего бизнеса, и на этом основании просила снизить возможные выплаты в мой адрес до минимума. Однако ни одно ходатайство суд не принял. Юрист до последнего пыталась доказать, что я незаконно обогащусь, не принимая во внимания наличие угрозы жизни и здоровью в отношении меня и ребенка», — рассказал Чучмарев.

В итоге суд отклонил претензии УАЗа к автовладельцу и обязал предприятие выплатить порядка 1,5 млн рублей компенсации. По словам автомобилиста, такая сумма его устраивает и оспаривать это решение он не будет.

Между тем на УАЗе на вопросы о возможных планах по оспариванию иска «Газете.Ru» не ответили. «В настоящее время мы готовы предоставить обоснованную рецензию квалифицированных экспертов на заключение судебной экспертизы. Сейчас наши специалисты оценивают целесообразность проведения повторной экспертизы с учетом времени, прошедшего с момента возгорания автомобиля, и условий хранения», — сказали «Газете.Ru» в компании.

При этом на УАЗе подчеркивают, что судья не обладает техническими знаниями и при вынесении решения опирается на заключение эксперта, проводившего судебную экспертизу. «В нашем случае вопрос был не просто технический, но и требовал проведения комплексной экспертизы с привлечением автотехников и пожаротехников. Вопрос о причинах возгорания, как правило, сложный, но можно уверенно говорить о том, что возгорание не произошло само собой, возникло не по причине самовоспламенения, а обусловлено совокупностью обстоятельств, включая условия эксплуатации автомобиля», — заявили в компании.